вторник, 29 декабря 2009 г.

О мировой премьере фильма"Соломон Кейн” (Solomon Kane)

Российский постер фильма

Итак, снова о сентябрьском Кинофестивале в Торонто. Выбор  фильмов из представленной программы – всегда занятие не из банальных. Это поначалу от недостатка информации может казаться, что “да тут смотреть нечего”. Позже, когда календарь просмотров более или менее вырисовывается, запросто может оказаться, что хочется выбрать вон то и вот это, а возможности уже почти нет – киносеансы или пересекаются во времени, или отведенный бюджет начинает подавать тревожные сигналы. А еще есть такая штука как работа, с которой просто так тоже не уйдешь.

Но есть одна категория фестивальных фильмов, которая облегчает выбор. Конечно, если вы тамошнее кино любите. Программа “Полуночное сумасшествие” (Midnight Madness) включает десяток фильмов для любителей ужастиков, мистики и прочей странности “не для всех”. Сеансы начинаются в полночь, а потому пересечений с другими фильмами не очень много.

В этом году я впервые планировал пойти на парочку “сумасшедших” фестивальных фильмов. Получилось, правда, только на один. Им стал “Соломон Кейн” (Solomon Kane) Майкла Бассетта (Michael J. Bassett). Во-первых, это по мотивам рассказов Роберта Говарда, создателя Конана Варвара (кто в славную эпоху расцвета видеоподвалов в Союзе не успел посмотреть фильмы об этом герое?) Во-вторых, один из рассказов о Кейне мне попался в студенческие годы (это были “Крылья в ночи”) и произвел сильное впечатление. Читать было страшновато. В-третьих, описание в фестивальной книге-каталоге (да и на фестивальном веб-сайте) обещало зрелище для глаз. Три указанные причины, плюс удобное время, плюс согласие семьи не видеть меня почти целый день (богатый кинопросмотрами) – и решение было принято, а билеты – куплены.

С мировой премьеры экранизации японской манги “Камуй” (Kamui Gaiden) я прогулялся до кинозала в Ryerson University.

Прессы в такое позднее время было не много. Приятно улыбающийся молодой мужчина давал интервью перед любительской цифровой видеокамерой. Так я не узнал Майкла Бассетта, недалеко от которого позировал для фотографов исполнитель главной роли Джеймс Пьюрфой (James Purefoy). Я прошел в зал и обнаружил, что он заполнен почти до отказа. Один ряд по центру был забронирован для гостей, другие свободные места оставались только по бокам. Был еще балкон, но туда идти не хотелось.

Народ в зале валял дурака, играя то ли в местный пионер-бол, то ли просто гоняя воздушный шарик по полю залу. Я остановился неподалеку от центра, ожидая, что “бронь” может освободиться. Такое на фестивале часто бывает, когда незаполненные именитыми гостями места отдаются зрителям, так что опоздавшие иногда имют шанс сидеть рядышком со звездами мирового синематографа. Демократия, блин :-)

Стали подтягиваться гости. Уселись на места члены съемочной группы и продюсер, позже подошли Майкл Бассетт с Джеймсом Пьюрфоем – одетые по моде типа “джинсы и свитерок” они спокойно прошли через зрительский проход и заняли свои места. Все так просто – словно это показ для своих, а не мировая премьера с лимузинами и красной ковровой дорожкой. Нашел хорошее местечко и я – повезло. Погас свет в зале, и организатор показа вышел представлять фильм и съемочную группу…

(продолжение следует)