понедельник, 8 февраля 2010 г.

Как меня Путин позабавил

Рост для Путина - не помеха Когда я работал в маленькой психиатрической больнице одном информационном агентстве, случалось мне видеть в разных дверях и коридорах важных государственных лиц – любили они конференцию, там, устроить или поговорить о правильном освещении тех или иных событий. Попадались мне разные премьеры, их подчиненные с приставкой “вице-”, прочие  уважаемые слуги народа и даже Борис Абрамович Березовский.

Подвезло мне лицезреть и набирающего скорость популярность Путина (он тогда еще в преемниках ходил). Вот ведь с непривычки язык сломаешь – после простого “Борис Ельцин” произносить “Владимир Владимирович Путин”, но это, как оказалось, было началом построения в России вертикали власти.

Короче, вот как дело было. ТАСС, будучи уполномоченным заявлять, решил устроить пресс-коференцию с Владимиром Владимировичем. Народу была уйма – понаехала свободная тогда еще пресса, да и для местных там вход был бесплатным свободным. Мне удалось занять стратегическое место у прохода, после чего оставалось только стоять и ждать приезда гостей. Они опаздывали задерживались. Как оказалось, не в последний раз, но сейчас не об этом – в конце концов, что такое академическое опоздание на 15 минут для безумно занятого государственного чиновника!

По суете в журналистской толпе я понял, что гости прибыли. Прошедший мимо невысокий человек в темно сером костюме меня удивил – я тогда еще не до конца привык, что на экране (будь то киношный или телевизионный) звездные персоны всегда выглядят весомее, чем в жизни.

Гендиректор ТАСС Виталий Никитич Игнатенко (на юбилейном фото вверху он второй слева), которому выпала большая честь вести эту пресс-конференцию, поднялся, чтобы представить расположившегося по его правую руку гостя: “Разрешите мне…” – и так далее.

Надо заметить, что Виталий Никитич – человек немаленький и солидный. Мне стало интересно, как будет смотреться рядом с ним будущий хозяин Кремля. Я, по правде говоря, ожидал, что опытный функционер Игнатенко сядет на свой стул раньше, чем поднимется представленный публике гость, но Путин сыграл на опережение. “С вашего позволения, я посижу”, – сказал он. Я довольно ухмыльнулся.

“Вот видишь, он и правда умеет общаться с людьми”, – сказал мне один знакомый, которому я поведал про свою “встречу” с Путиным. Так или иначе, для меня та сказанная “на опережение” реплика оказалась единственной запомнившейся со всей ресс-конференции, и она же стала определяющей в отношении к будущему (на тот момент) президенту России.