вторник, 5 января 2010 г.

Содерберг и Che

Автограф Стивена Содерберга

Обласканный наградами американский кинорежиссер Стивен Содерберг (Steven Soderbergh) – любитель попробовать себя в разных жанрах. То о Кафке пофантазирует, то авантюрный киносериал снимет, а то и Оскара за борьбу с наркотрафиком возьмет. Как-то так получилось, что решил он взяться за фильм о Че Геваре – поддался влиянию своего друга Бенисио Дель Торо (Benicio Del Toro).

Вместе они вынашивали эту идею лет десять. Изначально планировался фильм о последних месяцах жизни команданте Че, закончившейся его расстрелом в Боливии. В основу сценария должна была лечь книга Джона Ли Андерсона (Jon Lee Anderson) «Че Гевара: Революционная жизнь (Che Guevara: A Revolutionary Life)», но подготовка к съемкам слишком затянулась, и права на экранизацию истекли. Также за десять лет вынашивания проекта Содерберг, похоже, осознал, что боливийская история не «выстрелит» без рассказа о том, что ей предшествовало – кубинской революции. Трудно не согласиться – фон уж больно контрастный. Оттого первая часть фильма и оказалась подинамичнее второй.

В конце концов проект был запущен, в народ утекла фотография Бенисио Дель Торо в гриме и соответствующей одежде, фанаты Че Гевары стали обсуждать, насколько актер-харизматик с глазами алкоголика похож на их кумира. Содерберг, по-моему, – очень неровный режиссер. Некоторые считают его явно переоцененным – а потому я с некоторыми сомнениями и настороженностью ждал результата. Естественно ждал, ведь у меня было замечательное пионерское детство с песнями а-ля «Куба – любовь моя» и переведенными на русский язык кубинскими поэтами.

Успех фильма в Каннах (пальмовая ветвь за главную мужскую роль), пара прочитанных рецензий от счастливцев-зрителей и уже упомянутое «кубинское» детство – этого было достаточно, чтобы фильм «Че» попал на первое место в моем «хочу посмотреть» списке Торонтовского кинофестиваля 2008 года. На североамериканской премьере был и Содерберг, и Дель Торо. Последний так растрогался от теплого приема, что решил сказать что-то эмоциональное зрителям, но запутался в словах и произнес несколько раз что-то похожее на «Надеюсь, фильм вам понравится». Душевно получилось.

Потом погас свет, появилась черно-белая картинка с лицом Дель Торо-Че (в фестивальной версии карты Кубы с областями и городами не было), зазвучали вопросы интервью. Первые два часа пролетели незаметно. Фильм оказался не совсем биографическим, скорее фильм-репортаж без морализаторства, выводов и оценок. Это был фильм о человеке по прозвищу Че – из плоти и крови, о человеке в моменты его радости и горя, эмоциональных подъемов и невзгод, взлета и падения...

Последние кадры: вертолет летит над водой, и нам снова показывают яхту «Гранма» и Че, стоящего у борта. Круг замкнулся. Молодой врач снова плывет в неизвестность и – в вечность. Фильм вызвал авацию в зале. С разных сторон слышались крики «Вива, Команданте!»

Несмотря на награду в Каннах и высокие отзывы у некоторых уважаемых критиков (например, Роджер Эберт поставил 3 1/2 звезды из четырех и назвал «Че» одним из десяти лучших фильмов 2008 года), в кинопрокате был полный провал. Содерберг, еще недавно говоривший, что с удовольствием снимет о конголезской операции Че, быстро сменил настроение и заговорил чуть ли не об уходе из режиссуры. Когда год спустя, в 2009-ом, я подошел к его машине, держа в руках «программку» с Бенисио Дель Торо в роли Гевары (см. фотку выше), он усмехнулся, глядя на нее, и сказал: «А я уже и забыл про него». Позер! – несколькими месяцами ранее он с работниками Criterion Collection готовил специальный выпуск фильма на DVD и Blu Ray. :-)

Так или иначе, я считаю, что фильм удался. Команданте Че в последние годы – это образ, многократно растиражированный, доведенный до кича. Сам же человек, скрывающийся за этим образом, не столь «плоский», как его напечатанный на майках портрет. И фильм «Че» возвращает тому самому портрету с маек его человеческий облик. И это, на мой взгляд, главное достоинство картины Стивена Содерберга.

Читать рассказ про первую часть фильма “Че”.